Сегодня:
24 марта, вторник 12:36
 
29.06.2019 г.

Есть люди, встречи и общение с которыми становятся ярким, запоминающимся событием в жизни, а есть люди, знакомство с которыми можно назвать судьбой. Именно таким «судьбоносным знакомым» в самых разнообразных толкованиях этого словосочетания многие благодарные выпускники Калининского (Тверского) государственного медицинского института (академии) считают поистине неординарного преподавателя, строгого и жесткого наставника и невероятно талантливого и трогательного человека – кандидата медицинских наук, знаменитого детского хирурга Верхневолжья Светлану Дмитриевну Кухаренко.

Эта удивительно самобытная, неповторимая и во многом парадоксальная женщина не была обременена громкими профессорскими званиями, «почетными» и «заслуженными» регалиями и высокими государственными наградами, она не руководила кафедрами, больницами и отделениями, но именно ее справедливо считает своим главным учителем целая плеяда педиатров и детских хирургов Верхневолжья, именно ее по-доброму вспоминают сотни выпускников местного медицинского вуза, как самого строгого и принципиального преподавателя, знания и навыки которого очень пригодились в их дальнейшей профессиональной жизни.

 

НЕ СБЫВШАЯСЯ МЕЧТА

27 июня 2019 года Светлане Дмитриевне Кухаренко исполнилось бы 85 лет. Она ушла в лучшие из миров больше 10 лет назад, но ее неповторимый образ, сложный и принципиальный, совсем «неженский» характер, ее удивительная харизма, оригинальные мысли и цитаты продолжают жить в памяти и сердцах многих тверских врачей и ученых, которым посчастливилось с ней общаться и работать. При всей своей коммуникабельности, общительности, публичности и неизменной активной жизненной позиции доктор С. Кухаренко мало рассказывала о себе и очень не любила раскрывать подробности своей биографии. Именно поэтому, в людской молве ее личная и профессиональная жизнь приобретала подчас самые разнообразные домыслы и придумки, обрастала несуществующими легендами и байками, которые часто не имели ничего общего с реальными событиями и ситуациями. О многих таких россказнях знала сама Светлана Дмитриевна, с удовольствием пересказывала их и, как иногда казалось, даже гордилась этим. Согласитесь, такими особенностями характера и поведения, обычно, «грешат» знаменитые артисты и писатели. И это весьма не удивительно, ибо обеими этими ипостасями в полной мере была «обременена» биография детского хирурга Светланы Кухаренко.

Она родилась в Москве, но в тяжелый период войны её семья переехала на Урал, в город Екатеринбург (Свердловск), где и осталась на долгие годы. Озорная, веселая и откровенно симпатичная выпускница средней школы, она написала такое необыкновенное экзаменационное сочинение о творчестве Маяковского, что его с удовольствием опубликовала местная газета, а автору тут же предрекли большое будущее в писательской профессии. Светлана даже не раздумывала – подала документы на журфак и ждала вступительных экзаменов в университет. Когда об этом узнали родители, разгорелся грандиозный семейный скандал. Ей поставили жесткие условия – она либо будет, как мама, химиком, либо, как папа – металлургом. Ни слезы дочери, ни уговоры учителей и знакомых не смогли поменять принципиальное решение крупного производственного начальника Дмитрия Калиновича Кухаренко. Пришлось подчиниться. Вступительные экзамены на химфак Светлана завалила. Мама нашла выход из ситуации – будучи преподавателем химии в Свердловском мединституте, она уговорила ректора, выдающегося детского хирурга СССР профессора Алексея Зверева пристроить «нерадивое дитя» на педиатрический факультет, где тогда был недобор абитуриентов. Для юной Светланы это было жутким испытанием.

Первый курс института казался истинной каторгой, занятия в анатомичке вызывали исключительно отрицательные ощущения, все было в тягость и не по душе. К концу первого семестра обучения дочери материнское сердце дрогнуло, и они с супругом решили – окончит кое-как 1 курс, пусть уходит из института и поступает куда хочет, хоть на свою «дурацкую» журналистику. По воспоминаниям самой Светланы Дмитриевны, переломным моментом для нее стало знакомство на практических занятиях с анатомией головного мозга. Не совсем прилежная и счастливая до этого дня первокурсница вдруг испытала невероятный интерес, прочитала всю имеющуюся в доме и институтской библиотеке литературу по данному разделу анатомии, заваливала преподавателей вопросами и даже вступила в ряды СНОвцев кафедры анатомии. Былое равнодушие и откровенная брезгливость к вынужденной будущей профессии куда-то исчезли, а жажда к новым знаниям разгоралась все больше и ярче. Сессионные экзамены были сданы в срок, более чем достойно, а желание бросить дальнейшее обучение исчезло навсегда.

IMG_2782.JPG

 

ДЕЛО ВСЕЙ ЖИЗНИ

Настоящей и единственной профессиональной любовью, которую пронесла через всю свою дальнейшую жизнь Светлана Кухаренко, стала детская хирургия. Виновником этой духовной привязанности стал тот самый ректор Свердловского медуниверситета, заведующий кафедрой детской хирургии, профессор Алексей Фёдорович Зверев, благосклонно сжалившийся когда-то над несостоявшейся журналисткой и принявший ее в ряды студентов. Светлана Дмитриевна могла часами рассказывать о своем главном учителе в профессии, вспоминала его лекции, профессорские обходы, его уникальную хирургическую технику, которой она сутками напролет любовалась, пробираясь в операционную. К моменту окончания вуза выбор специализации был неоспорим – только детская хирургия и ничего больше. Молодая, эрудированная, смелая в высказываниях и необычайно «рукастая» девочка-хирург сразу приглянулась заведующему кафедрой, и он всячески способствовал ее совершенствованию и становлению, часто брал на операции, многое давал делать самостоятельно. Кафедральным дивам, коих было большинство, естественно, не очень нравился повышенный интерес именитого шефа к молодой выпускнице, взаимоотношения выстроились не со всеми ровно и спокойно. Это нисколько не пугало юную и целеустремленную Светлану, а только лишний раз подзадоривало ее дерзкий характер и внушало уверенность – за любимым учителем она, как за каменной стеной.

К моменту окончания обучения профессор А.Ф. Зверев приглашает талантливую ученицу в аспирантуру, но она абсолютно осознанно и неожиданно для него отказывается от этого предложения. Максимализм во всем, требовательность ко всему и, главное, к самой себе поселил глубокое убеждение в том, что ее призвание – практическая медицина. Она была решила для себя – сначала я должна стать виртуозным хирургом, а уж потом можно подумать и о науке. Светлана Кухаренко становится штатным ординатором отделения детской хирургии детской городской больницы города Свердловска, где с невероятной отверженностью и огромным интересом ежедневно оперирует детей, ведет стационарные палаты, много дежурит в больнице и по санитарной авиации.

 

СОЛЬНАЯ ПАРТИЯ

История жизни Светланы Дмитриевны Кухаренко будет не полной, если не рассказать еще об одной страсти в ее судьбе – пению. Бог и родители наградили ее прекрасными вокальными данными. Так вспоминала сама Светлана Дмитриевна: «Горланила песни я всегда, сколько себя помню. Постоянно – когда учила медицинские предметы или убиралась по дому. Не важно, где и когда. Мне просто нравилось, как звучит мой голос, а занятие это доставляло душевное удовольствие. Я много слушала пластинок с народными песнями и обожала классическую оперу, быстро разучивала слова и с удовольствием подражала великолепным исполнителям». Однажды случайно, будучи в гостях у отца, его коллега и приятель услышал «благостное горлание» поющей в соседней комнате дочки хозяина дома. Гость поинтересовался, занимается ли она вокалом. Дмитрий Калинович, относящийся к увлечению Светланы прохладно и снисходительно, махнул рукой и не придал вопросу должного значения. Покидая дом Кухаренко, мужчина протянул записку с номером телефона и совершенно серьезно сказал матери Светланы: «Вашей девочке надо брать уроки вокала. Обязательно! У нее настоящий талант, который нужно развивать».

Телефонный номер принадлежал профессору Свердловской консерватории, которая давала частные уроки. Вскоре Светлана Кухаренко не просто стала усердно заниматься пением у вокального репетитора, но и по ее совету пошла поступать в консерваторию, будучи уже на тот момент студенткой мединститута. И, что удивительно и невероятно, с успехом поступила.

Три курса консерваторского образования протекали интересно, ярко, увлекательно. Наставники хвалили ученицу и убеждали ее, что медицина только отвлекает Светлану от истинного призвания и предрекали ей славное будущее оперной артистки. Кухаренко же никогда не искала легких путей и упрямо вела две профессиональные линии жизни – параллельно постигала азы медицины и совершенствовалась в оперном искусстве. К моменту окончания мединститута и переходу на четвертый курс консерватории в жизни Светланы Дмитриевны происходит судьбоносный поворот – она решается выйти замуж. Избранник – новоиспеченный выпускник консерватории, молодой и невероятно красивый тенор. Консерваторские педагоги предупреждали – никаких замужеств и женитьб до окончания вуза. Это золотое правило было непререкаемым. Светлана Кухаренко была уверена, что для нее – той самой, кому сулят большое артистическое будущее и мировые оперные сцены – сделают исключение. Рискнула. И жестко поплатилась за свою отчаянную дерзость – стабильную отличницу и ведущую солистку всех консерваторских концертов и конкурсов, дабы не создавать прецедента, в одночасье исключают из консерватории, да еще и с формулировкой «за профнепригодность».

Шок, отчаяние, невероятная обида и разочарование могло скрасить только истинное и чистое чувство к своему молодому, красивому и необыкновенно талантливому избраннику. Казалось, что с ним рядом все трудности и невзгоды обязательно растают. Спасала и давала уверенности и любимая детская хирургия, которой теперь можно было посвятить еще больше времени. Вскоре после красивой свадьбы новоиспеченный супруг и солист областной филармонии уезжает на месячные гастроли, после которых возвращается с ошеломительной новостью – он полюбил другую и мечтает с ней связать свою жизнь…

Трудно представить, как пережила эти события героиня нашего повествования, какие чувства разрывали ее душу, какие мысли тогда приходили ей в голову. Важно другое – со всем этим первым жизненным «багажом» вместе с любящими родителями и учителями она справилась, выстояла, нашла силы перешагнуть и пойти дальше. Удивительно, что с новой семьей неудачного супруга Светлана Кухаренко в будущем сохранила интеллигентное общение и ни один год была лечащим врачом родившегося в этом браке сына…

Приоткрывая завесу личной жизни Светланы Кухаренко, следует упомянуть, что через время была еще одна попытка создать семью, состоялся второй брак, который тоже, увы, оказался недолговечным. На этот раз расставание произошло по инициативе самой Светланы Дмитриевны. После этого она твердо для себя решила, что больше замуж выходить не будет. Этому убеждению она осталась верна до последних своих дней.

 IMG_2786.JPGIMG_2779.JPG

ТВЕРСКИЕ ПАРАДОКСЫ

Однако, вернемся к медицине в жизни нашей героини. Набрав солидный клинический опыт и состоявшись в практической хирургии, Светлана Дмитриевна созревает до желания заниматься наукой. К этому времени ее учитель и наставник, профессор Алексей Зверев отошел от институтских дел из-за прогрессирующей болезни. Те самые кафедральные дамы, как и ожидалось, не проявили никакого деятельного пособничества в ее новом желании написать диссертацию. Сказано было прямо: успешный практический хирург, да еще и солистка Народного оперного театра (туда пригласили работать С. Кухаренко, несмотря на неблагосклонные рекомендации обиженных и принципиальных профессоров-вокалистов), да еще и диссертацию вздумала писать – это уже чересчур. По совету Алексея Федоровича она едет в Москву, где находит себе руководителя и очень быстро и успешно защищает кандидатскую диссертацию по проблеме хирургического лечения туберкулеза у детей.

После защиты кандидатской Светлана Дмитриевна решает для себя, что хочет заниматься не только практической хирургией, но и преподавательской деятельностью. В родном мединституте после всего сказанного кандидата наук не очень-то ждали, к этому времени ушел из жизни и ее драгоценный учитель… По совету знакомых из Минздрава Светлана Кухаренко в 1977 году приезжает в Калинин, где появилась свободная вакансия ассистента на кафедре госпитальной хирургии.

С руководителем кафедры, прославленным профессором Львом Журавским у них нашелся общий язык с первой встречи. Выслушав нового кандидата в кафедральный штат, ознакомившись с ее публикациями и диссертацией, Лев Сергеевич не просто дает добро на ее трудоустройство, но и сходу очерчивает тематику будущей докторской диссертации. Нового учебного года Светлана Дмитриевна ожидает восторженно, предвкушает новую интересную и долгожданную работу под руководством замечательного ученого и практического хирурга. Однако радость эта в сентябре 1977 года омрачается страшной новостью – профессор Журавский смертельно болен. Через год его не стало. Место заведующей кафедрой заняла приехавшая в Калинин из Киева, известная женщина-кардиохирург, профессор Лена Николаевна Сидаренко.

По началу между двумя дамами – новоиспеченными завкафедрой и ассистентом – сложились приятные рабочие взаимоотношения, был найден общий язык и сформировалось кафедральное сотрудничество. Однако, довольно скоро стало понятно – всегда и во всем беспрекословно подчиняться пусть и титулованной и заслуженной начальнице Светлана Дмитриевна Кухаренко не будет. У нее всегда есть свое авторитетное и аргументированное мнение, она способна самостоятельно и без лишних согласований решать кафедральные вопросы, касающиеся своего предмета. Профессору Л.Н. Сидаренко, по воспоминаниям очевидцев, такая самостоятельность своего младшего по рангу сотрудника явно не понравилась. Она, будучи правой рукой академика Н.М. Амосова и большим начальником в Киеве, не могла позволить, чтобы здесь, в Калинине, ей кто-то смел открыто возражать и спорить. Одним словом, проявил актуальность извечный вопрос о взаимоотношениях двух сильных и самодостаточных женщин с волевым характером…

Начались притирания и недопонимания, которые с удовольствием подогревали и некоторые новые коллеги по кафедре. Стало быстро понятно, что в таких условиях о докторской диссертации С.Д. Кухаренко думать бессмысленно, да и доцентскую должность заведующему курсом детской хирургии при кафедре ей не получить вовек. Наверное, мудрее было бы урезонить характер и где-то подстроиться под стиль нового руководителя, но Светлана Дмитриевна Кухаренко была не из таких людей. Она осталась верна своему принципу – лечить – так лечить, любить – так любить, ну а если стреляют – значит стрелять в ответ. Пусть и вопреки собственному благополучию и спокойствию.

IMG_2783.JPGIMG_2784.JPG

«НЕФОРМАЛЬНЫЙ» ЛИДЕР

Несмотря на все выше указанные кафедральные нюансы, доктор С.Д. Кухаренко на своей клинической базе, отдаленной от основной кафедральной локализации, была, что называется, главным действующим лицом. У нее сложились прекрасные взаимоотношения с заведующими хирургическими отделениями Областной детской больницы, которые с удовольствием приняли в свой штат опытного и эрудированного хирурга. Молодые доктора стремились учиться хирургическому мастерству именно у нее, на дежурствах Светланы Дмитриевны всегда было много ординаторов и молодых врачей. Она много оперировала, вела самых тяжелых пациентов, проводила конференции и обходы. В работе она была строга, принципиальна, требовательна и дотошна до мелочей. Причем распространялись эти качества на всех – от начинающих врачей до администрации больницы. Безусловно, далеко не всем это нравилось, были недовольные, но ее авторитет и ее мнение по клиническим вопросам долгие годы оставалось первостепенным.

За годы работы в стенах детской областной больницы города Твери С.Д. Кухаренко воспитала целую плеяду талантливых учеников-хирургов, в число которых вошли только те, лучшие из лучших, кого выбрала она, и кто выдержал её непростую профессиональную школу. Их, наверное было бы гораздо больше, но далеко не всех доктор Кухаренко «подпустила» к хирургии, настоятельно советуя некоторым уйти в терапевтические специальности. И как в воду глядела – многие из них стали в будущем знаменитыми педиатрами и защитили кандидатские и докторские диссертации. Своим же избранным ученикам-хирургам она активно помогала не только расти в практическом смысле, но писать кандидатские, не являясь при этом официальным научным руководителем и подчас скрывая свое участие, дабы не смущать ни диссертантов, ни их ревнивых руководителей.

Преподавательскую работу Светлана Кухаренко не оставляла до самого выхода на пенсию. Студенты ее обожали и страшно боялись одновременно, ибо с ними она тоже была строга и требовательна. Не дай бог во время занятий какой-то студент вместо курации пациента рискнет сачкануть и пойти в буфет раньше отведенного времени – наказание будет жесткое и позорное перед всей группой. По воспоминаниям многих ученикорв Светланы Дмитриевны, в те годы предмет «детская хирургия» учили все – от отличников до самых отъявленных разгильдяев, ибо все знали, что для С. Кухаренко не существует никаких других критериев оценки, кроме знания. Она обожала тех, кто эти знания ей демонстрировал и была весьма принципиальна и подчас нетерпима с теми, кто этого делать не хотел. Никакие родственные связи, подарки, ходатайства коллег и телефонные звонки с просьбами о снисхождении в отношении к кому бы то ни было, она категорически не воспринимала. Подобные вещи обычно вызывали обратный эффект и уж точно не доставляли облегчения.

При всем этом студенты ее очень любили и гордились близким общением с ней. Старожилы мединститута помнят Светлану Дмитриевну в роли руководителя стройотрядов – вокруг нее всегда было множество молодежи, которые не только хорошо работали на колхозных полях в местных совхозах, но и устраивали грандиозные концерты, капустники и творческие вечера, режиссером которых была Светлана Кухаренко. Здесь она с удовольствием козыряла своими песенными талантами и под восхитительные овации коллег и учеников пела самые сложные оперные арии и романсы.

 IMG_2785.JPG

ПОСЛЕДНЕЕ ДЕТИЩЕ

Выйдя на пенсию, бывший ассистент кафедры госпитальной хирургии Светлана Кухаренко не прервала связи с родным институтом. В течение нескольких лет она работала заведующей музеем истории ТГМА и внесла колоссальный вклад в процесс обогащения его фондов ценными экспонатами. Именно в это время Светлана Дмитриевна вернулась к писательской деятельности. Завязалось творческое сотрудничество с вузовской газетой и региональными СМИ, где она регулярно публиковала очерки о знаменитых тверских врачах и ученых-медиках. Героев выбирала сама, когда просили написать о ком-то, кто ей не интересен, не стесняясь и не объясняя причин, отказывала. В итоге за несколько лет накопился целый архив уникальных историй о своих коллегах, учителях и лучших учениках, которые оправдали ее профессиональные ожидания. Так родилась идея издать книгу. В названии – вся суть человеческого таланта автора: «Все начинается с любви…» Изданный сборник очерков, вышедший в печати в 2003 году, сама Светлана Дмитриевна называла «главным детищем своего сердца».

Жизненный путь Светланы Дмитриевны Кухаренко закончился в городе Ржеве, в семье пусть и не родных ей по крови, но родственных по духу и искренне неравнодушных к ней людей. Сюда неоднократно приезжали навестить ее коллеги и ученики, с которыми, несмотря на тяжелые болезни, она всегда оставалась на связи. Похоронена Светлана Дмитриевна Кухаренко, как и завещала, в Твери, где с ней на панихиде смогли проститься многие ее коллеги, соратники, ученики, добрые знакомые и пациенты. Горсть земли с ее могилы брат Феликс Дмитриевич Кухаренко отвез на фамильное кладбище в родной Екатеринбург, где упокоились их любимые родители…

 IMG_2781.JPG

 

Максим СТРАХОВ,

кандидат медицинских наук,

член Союза российских писателей,

«внебрачный внук» Светланы Кухаренко

 

Фото из архива С.Д. Кухаренко

03.04.2019 г.

anatomy.png

Да не дадут мне преувеличить мои коллеги, медицина начинается с анатомического театра. Именно анатомия - тот первый, фундаментальный и невероятно сложный предмет, который превращает вчерашнего студента в медика. Поэтому в медицинском мире частенько говорят: успешно сдал анатомию - наполовину врач. А в Твери еще добавляют: сдал анатомию доценту Калиниченко - можно смело жениться...

Доцента кафедры анатомии Тверского медицинского университета, кандидата медицинских наук Владимира Михайловича Калиниченко можно без преувеличения назвать легендой тверской медицины. Один из самых знающих, опытных, строгих и принципиальных педагогов на самой ответственной кафедре вуза, он потрясающим образом вот уже более 50 лет сочетает в себе невероятную эрудицию, исключительный патриотизм профессии и вуза, непоколебимую требовательность к своим студентам, а также самобытное чувство юмора, интеллигентность и искреннюю отеческую любовь к своим многотысячным воспитанникам. Тот, кому посчастливилось когда-то пройти анатомическую школу Владимира Калиниченко, всю свою профессиональную жизнь гордо несет почетное звание «калиниченковец», с радостью и благодарностью вспоминая замечательное время общения с этим неординарным и самобытным ученым-педагогом.

Мы встретились с Владимиром Михайловичем на кафедре в канун его 75-летия. Как оказалось, прославленный доцент не сидел в ожидании моего визита за чашечкой любимого кофе в своем уютном кабинете анатомического музея, где большая часть уникальных экспонатов создана его руками. В белоснежном халате, целлофановом фартуке и высоком накрахмаленном колпаке, он был увлечен препарированием очередного учебного экспоната. Как и всегда - исключительная точность, предельная аккуратность в манипуляциях, сосредоточенность на каждой детали.

- Ты же сосудистый хирург? А ну-ка, поди сюда... Сначала проверим твои остаточные знания, - проговорил Владимир Михайлович и устроил мне настоящий импровизированный экзамен. Я вроде бы не совсем опозорился (все-таки преподавательская работа на кафедре иногда выручает), ответил почти на все каверзные вопросы доцента, и мы наконец переместились в его легендарный кабинет, где продолжили беседу о его удивительно насыщенной и интересной жизни...

ИСТОКИ

Владимир Калиниченко родился в 1944 году, вырос и прожил всю жизнь в Твери. Родители - ветеринарный фельдшер Михаил Тимофеевич и учитель-словесник Елизавета Петровна - уделяли большое внимание разностороннему образованию сына. Юного Володю серьезно увлекали соревнования по футболу в составе молодежной команды «Волга», где он снискал славу подающего надежды вратаря. Однако, он чувствовал любовь к естественным наукам и книгам об этих науках, а также невероятный интерес к художественной литературе. Последнее увлечение состоялось благодаря учителю литературы - знаменитому Николаю Николаевичу Лулакову, воспитавшему плеяду известных литераторов, в число которых входят Борис Полевой и Андрей Дементьев.

- Всегда обожал уроки литературы, - вспоминает Владимир Михайлович, - особенно нравилось писать сочинения. В отличие от сверстников, я всегда писал много - сочинение занимало как минимум половину общей тетради. Николай Николаевич с интересом и юмором к этому относился - сочинения хвалил и заставлял меня после уроков таскать его сумки с тетрадями домой, потому что мои сочинения были самыми объемными и, соответственно, самыми тяжелыми по весу...

По-видимому, именно излишняя многословность Владимира Калиниченко отбила у него желание после школы пойти в журналистику. Свои юношеские репортажи он с надеждой посылал в местные газеты и даже в «Пионерскую правду», но строгие редакторы не давали материалы в печать, чем в итоге и погасили молодецкий интерес к писательскому делу. На выбор будущей профессии повлияли весьма простые обстоятельства: лучшим школьным другом был Сашка, сын известных профессоров Аркадия Григорьевича и Татьяны Михайловны Каравановых, заведовавших кафедрами в Калининском мединституте. Юный Володя часто бывал у них в гостях, где много интересного и завораживающего рассказывали о профессии. Неоднократно он бывал и в хирургическом отделении у Аркадия Григорьевича, с интересом и трепетом наблюдал за работой хирургов, украдкой заглядывал в операционную, впервые в жизни научился обрабатывать руки спиртовыми растворами в жестяном тазу...

anatomy2.png

Однако дебютная попытка поступить в мединститут оказалась для нашего героя неудачной. Сдав экзамены на пятерки, абитуриент Калиниченко погорел на... сочинении! Черт же дернул засомневаться и полезть-таки в карман за шпаргалкой. Был пойман и с позором выгнан из аудитории с итоговым «неудом». Узнав о досадном провале сына, Елизавета Петровна пошла советоваться с соседом по даче - профессором Иваном Сергеевичем Кудриным, который заведовал кафедрой нормальной анатомии мединститута. Именно по его совету Владимир Калиниченко пошел работать препаратором на кафедру хирургии. Здесь с ним случился еще один казус. Новоиспеченный сотрудник рубил дрова на больничном дворике и вдруг заинтересовался, чем же занимаются врачи в находившемся неподалеку здании морга. Заглянул в окно и увидел, как вскрывают утопленника. Зрелище и характерный запах сильно подействовали на впечатлительного молодого человека, и будущий доцент-анатом шлепнулся в обморок... Однако этот случай не повлиял на решение Владимира Калиниченко устроиться препаратором на кафедру анатомии к Ивану Сергеевичу Кудрину, который с этого момента стал для Владимира Михайловича любимым учителем навею жизнь.

- В сентябре 1962 года я все-таки стал студентом стоматологического факультета КГМИ, - рассказывает Владимир Михайлович.

- Параллельно с учебой работал препаратором на кафедре анатомии. Невероятно интересовала возможность что-то делать руками - я много препарировал, вместе со своими наставниками делал экспонаты для музея, придумывал новые, более удобные способы работы с анатомическим материалом, активно участвовал в научных исследованиях, которые превращались в совместные публикации. Но самое главное - меня все больше и больше увлекала, завораживала и погружала в себя уникальная анатомическая наука, постижение которой поистине безгранично. Я довольно неплохо учился на клинических кафедрах, нравилась стоматология, многое получалось, но искренняя тяга к совершенствованию своих собственных познаний в анатомии явно доминировала. В итоге - решил для себя, что хочу именно здесь остаться работать, продолжать научные поиски и преподавать.

МНОГОГРАННОСТЬ ТАЛАНТА

Профессор Иван Сергеевич Кудрин, утвердив тему диссертации, не освободил новоиспеченного аспиранта Владимира Калиниченко от преподавательской работы, дав ему сразу шесть студенческих групп. Эта традиция - загружать по максимуму молодых аспирантов - до сих пор на кафедре сохраняется и имеет важный смысл: прежде всего анатомию нужно хорошо знать самому и только потом заниматься научными изысканиями. Можно себе представить, что молодому ученому, несмотря на довольно богатый наработанный опыт, было непросто. Приходилось сидеть на кафедре с раннего утра и до поздней ночи: сначала студенты, занятия, зачеты, отработки, а уж потом, чаще всего под вечер, собственные кропотливые, многочасовые, скрупулезные научные поиски и находки.

Но трудности не пугали молодого ученого, а лишь подстегивали его и без того огромный интерес к выбранной профессии, побуждали стремительно двигаться вперед, искать и непременно находить что- то свое, исключительно новое и не замеченное никем ранее. И каждый маленький успех давал энергию на еще более активное продолжение...

В этом весь Владимир Михайлович Калиниченко и тогда, и сегодня  -  всегда сосредоточенный, собранный, немногословный, невероятно внимательный к каждой, даже самой маленькой детали. При этом максимально требовательный ко всем своим коллегам, вне зависимости от должности, звания и заслуг, а также к своим трепещущим перед ним студентам, которые, кажется, готовы за его одобрительную сдержанную улыбку отдать самое важное и нужное в жизни. Но - самое главное - требовательный к самому себе, доцент Калиниченко не прощает себе и другим неточности, небрежности и каких-либо полутонов, все должно быть четко, конкретно и понятно.

Как мне кажется, именно это специфичное отношение к самому себе и к своей драгоценной профессии, исчерпывающая самоотдача во всем сыграли определенную отрицательную роль в его судьбе. Досрочно написав и успешно защитив кандидатскую диссертацию, он несколько раз брался за докторскую, но так и не завершил начатое. Всегда что- то да мешало, отвлекало, заставляло остановиться и отказаться от первоначальной идеи...

Думается, что от этого так и не завершенного этапа научной работы серьезно отвлекла нашего героя и организационная деятельность вне стен родной кафедры. Еще в далеком 1972 году руководство института высоко оценило профессиональный потенциал молодого доцента-анатома и поручило Владимиру Михайловичу создать и возглавить подготовительное отделение. Работа новая, ответственная, требующая сосредоточенности и отнимающая массу времени. Доцент В.М. Калиниченко с интересом занялся новым направлением и достиг, что неудивительно, немалых успехов - подготовительные курсы в итоге превратились в целый самостоятельный факультет, деканом которого почти двадцать лет был Владимир Михайлович. Но все эти годы успешной руководящей работы доцент В.М. Калиниченко ни дня не оставлял свою родную кафедру - бессменно руководил всем учебным процессом, не снижал педагогическую нагрузку, занимался препарированием экспонатов, писал и публиковал научные статьи, учебные пособия, главы в учебниках по анатомии...

СВЯЗЬ ПОКОЛЕНИЙ

- Мне несказанно повезло с учителями, - с какой-то особой интонацией в голосе говорит Владимир Михайлович. - Причем сразу с двумя! Иван Сергеевич Кудрин - мудрейший человек, уникальный ученый, истинный и признанный во всем СССР корифей анатомической науки. Прежде чем стать анатомом, он пятнадцать лет проработал практическим нейрохирургом, оперировал на фронте, был заведующим клиническим госпиталем. Поэтому и преподавание им анатомии было особенным через призму клинического взгляда опытного практикующего хирурга. Кроме того, он был разносторонне одарен, невероятно эрудирован - говорил и свободно читал по-французски, прекрасно разбирался в искусстве, классической музыке, был уникальным рассказчиком.

Второй учитель - профессор Юрий Леонидович Золотко - гениальный препаратор, выдающийся знаток вариантной анатомии, талантливый художник. Он занимался изучением анатомии сосудистой системы, много времени уделял вопросам индивидуальной изменчивости. Он создал уникальный и единственный в своем роде четырехтомный Атлас топографической анатомии человека, где все рисунки сделал сам. Это титанический труд сопоставимый с великими трудами великих художников - натуралистов, изучающих особенности строения человеческого тела. Я счастлив, что был живым свидетелем того, как профессор Золотко вечерами и ночами напролет в этих стенах создавал свой уникальный атлас - препарировал материал укреплял его на специальной платформе, выстраивал свет, делал наброски, вырисовывая каждую малейшую деталь...

В научном смысле Владимиру Калиниченко удалось объединить авторские подходы сразу двух выдающихся анатомов, освоить и модернизировать комплекс методик изучения анатомической науки, предложить свой авторский вариант сценария для научных экспериментов. В будущем эта идея легла в основу многих диссертационных работ воспитанников кафедры анатомии и породила идею ежегодных студенческих учебно-исследовательских работ, которые выполняют студенты-медики, делающие самые первые шаги в науке. Значимый вклад доцента В.М. Калиниченко и его авторских научно-методических разработок в многолетнюю кафедральную научную жизнь высоко оценивает и особенно подчеркивает заведующий кафедрой анатомии, член-корреспондент РАН, известный научный и общественный деятель Верхневолжья, профессор Дмитрий Васильевич Баженов, с которым Владимир Михайлович проработает плечом к плечу несколько десятилетий.

Огромное место в жизни Владимира Михайловича Калиниченко, безусловно, занимает семья. Любимая супруга Вера Васильевна - бывшая его студентка, сегодня известный и авторитетный в Тверской области врач, акушер-гинеколог-эндокринолог. Спустя два года после свадьбы у четы Калиниченко родилась дочь Оксана, которая, окончив ТГМА с красным дипломом, защитила кандидатскую диссертацию на кафедре ЛОР-болезней, сейчас работает в практическом здравоохранении. Младший сын Михаил - тоже выпускник этого вуза, работал на кафедре организации здравоохранения, с некоторого времени занимается частным медицинским бизнесом. Подрастают внуки, которые радуют своего любимого дедушку успехами в школе и проявляют интерес к медицинским знаниям.

anatomy3.png

Кто знает, может быть, гены возьмут свое через поколения и кто-то из них, искренне гордясь своим прославленным дедом, придет когда-нибудь на его уникальную кафедру и успешно продолжит некогда начатое своим замечательным предком... Кто знает. А вдруг?!..

Максим СТРАХОВ, 

сердечно-сосудистый хирург, 

член Союза журналистов России 

Фото из архива В.М. Калиниченко



11.02.2019 г.

НАША ГОРДОСТЬ  

Оригинал публикации: «Комсомольская Правда» - Тверь»

 3-Фото-Наша_Гор_11.02.19г.jpg

Ребята, не бойтесь идти в науку! - Двое заслуженных учёных из Твери рассказали, как достичь академических высот.

В преддверии Дня российской науки «КП»-Тверь» побеседовала с учёными, отдавшими медицине всю свою жизнь. 

Один из них попал в медицину волею случая, другой стремился туда с юности. Первый возглавлял городскую Думу, второй руководил вузом. Один на родине поднимал целину, второй спасал пострадавших от землетрясения в Перу. Один практик, другой теоретик - очень разные люди, которые, проработав вместе большую часть жизни, стали похожими на родных братьев.

Беседа с учёными, остающимися верными науке до сих пор, когда, казалось бы, пора удалиться на заслуженный отдых, оказалась интересной, а местами неожиданной.

- Не надо называть нас академиками! - сходу обескураживает профессор, доктор медицинских наук, член-корреспондент Российской академии наук и действительный член нескольких общественных академий Борис Николаевич Давыдов. - Мы членкоры! Между прочим, целых два членкора в одном вузе — такое не часто встретишь!

Борис Николаевич и его коллега Дмитрий Васильевич Баженов, тоже доктор медицинских наук, профессор, членкор Российской академии наук и действительный член Российской академии естественных наук, верны классическим стандартам и с гордостью несут почётное звание членкоров государственной академии - РАН.

Два заслуженных учёных, проработавших бок о бок почти всю жизнь, стали практически родными людьми. В разговоре иногда совершенно по-мальчишечьи переглядываются, по-доброму подтрунивают друг над другом.

 

КОМАНДОР РЕСПУБЛИКИ ПЕРУ

В медицину профессоров привели разные дороги. Дмитрий Баженов с юности понимал, куда направит его профессиональный путь, и с первой попытки поступил в медицинское училище. Однако становление его как медика было нескорым и полным удивительных событий.

После медучилища он отслужил в армии и только потом поступил в Калининский медицинский институт. А затем случилось невероятное: едва окончив вуз, молодой специалист отправился в Перу. Ему повезло войти в число 55 врачей Советского Союза, отправившихся на помощь пострадавшим от катастрофического перуанского землетрясения 1970 года.

- В наш медотряд взяли пять девушек, это, наверное, чтобы мы себя вели прилично и выражались поменьше, - смеётся Дмитрий Васильевич. - Нас немного обучили испанскому и отправили в Южную Америку.

Условия были не из лёгких. На лошадях врачи поднимались в горы. Некоторых мест удавалось достичь лишь на вертолётах. Что касается медицины, то в Перу на тот момент её не было совсем. Когда операция завершилась, Дмитрию Баженову месте с несколькими членами его отряда вручили государственную награду за участие в развитии Республики Перу и присвоили официальное звание командора.

- Позже я интересовался, а не положен ли мне, как командору, в Перу какой-нибудь земельный надельчик, - шутит профессор. - Оказалось – нет, не будет у меня фазенды. Зато воспоминания какие! Боевое крещение.

 

ИЗ ЭЛЕКТРИКОВ В ХИРУРГИ

Борис Давыдов попал на стоматологический факультет, можно сказать, случайно. Парень из Торжка, обладавший математическим складом ума и учившийся на пятёрки, мечтал поступить на физико-математический факультет.

- Приехал, всех абитуриентов других консультировал да советы раздавал, а сам провалился! - рассказывает несостоявшийся математик и будущий Ленинский стипендиат. - Вернулся. Надо было помогать семье - работал электриком. Сестра, уже учившаяся на «стомате», посоветовала поступить к ним. Я подумал ещё тогда: это же всю жизнь придётся в больничном запахе провести! Но выбора не было, пошёл.

Теперь Борис Николаевич считает произошедшее счастливым случаем, ибо, только начав познавать тонкости медицинской науки, юноша с техническим складом ума понял, что это его призвание. А полное осознание важности и необходимости стоматологии пришло с практикой, когда работал детским челюстно-лицевым хирургом в Ленинградской области.

 

РЕКТОР И ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ДУМЫ

Сегодня за плечами у двух учёных мужей огромное количество научных трудов и изысканий, степеней и наград. Из-под их крыла вышло множество талантливых медиков-практиков и учёных. Энергии хватало, причём не только на науку и преподавательскую работу.

Когда городом руководил Александр Белоусов, Дмитрий Баженов возглавлял городскую Думу, где навёл порядок и пресёк склоки. Стал проректором в медицинском. А Борис Давыдов, прошедший путь от студента и аспиранта до руководителя вуза, - ректором и более 20 лет успешно руководил одним из лучших «медов» страны.

Закалённые жизнью учёные, люди старой школы, рассказывают о своих удачах и победах без фанатизма. Но некоторые моменты биографии вспоминают охотно.

 

С ОПЕРАЦИИ – НА СЕНОКОС

Борис Давыдов, долгое время оперировавший детей, одними из самых ярких своих воспоминаний считает радость на лицах матерей ребят, которым помог.

- Идёшь после операции в обком – счастливый, уставший. А там и говорят: «У вас с Баженовым план по сенокосу не выполнен!» - вспоминает Борис Николаевич. - Вот ругают меня, ругают, а я сижу и думаю: «Неееет, свой план, настоящий, я уж точно выполнил».

- Я тогда секретарём парткома был и проректором, а он – ректором, - подключается к повествованию Дмитрий Баженов. – Так, представляете, у него прямо в кабинете, в углу, стояла коса!

Профессора смеются. Сегодня сложно представить, чтобы ректор и проректор медицинского вуза вынуждены были тратить себя на организацию сенокоса. Но тогда приходилось изыскивать силы и на это. О колхозах и прочих, мало связанных с медициной, но обязательных трудовых практиках научные мужи вспоминают с теплотой и считают, что для молодёжи это была лучшая школа жизни.

 

НАГРАДЫ

Одна из наград, которыми особо гордится Борис Николаевич Давыдов, кстати, связана именно с такой школой жизни. Это медаль «За освоение целины», в которой будущий учёный принимал непосредственное участие. Дмитрий Васильевич же с улыбкой вспоминает роскошный орден, вручённый перуанским правительством, который его супруга даже использовала в качестве украшения.

Но дороже всего обоим профессорам, конечно, нагрудные значки Российской академии наук, которые они с честью носят на лацканах пиджаков.

- Когда мы только стали членкорами РАН, никаких льгот нам это не давало, кроме гордости, конечно. А сейчас мы получаем стипендию, - улыбается Борис Николаевич. - Очень это к пенсионному возрасту кстати. Но главная наша награда в том, что мы делаем доброе дело. И в том, что мы востребованы.

 

БУДУЩАЯ СМЕНА

- Молодёжь нашу ругать не за что. У нас прекрасно работает студенческое научное общество. - Дмитрий Васильевич не скрывает, что горд будущими учёными от медицины. – С первого курса мы начинаем студентам говорить: «Ребята, не теряйте себя, не бойтесь идти в науку!» И сегодня студенческая наука переживает возрождение.

Именно Тверской государственный медицинский университет профессора в первую очередь считают альма-матер, центром образования.

- Если мы выучим действительно хорошего врача, то он сам увлечётся наукой, - убеждён Дмитрий Васильевич. – Он сам науку сделает!

- Это теоретик говорит, - улыбается его коллега, – а практик так скажет: «Наш университет – особая ситуация». Соглашусь, это, конечно, в первую очередь теоретическая учёба. Но наша клиническая база насчитывает шесть тысяч коек! Теоретический фундамент отдельно студенты изучают два года. А дальше – всё вместе с практикой, с санитарками и медсёстрами. Иначе врача не выучишь.

 

НАУКА

На вопрос о том, что же сегодня больше всего нужно нашей науке, профессора в унисон вздыхают и отвечают твёрдо: – Науке сегодня побольше бы денег. Очень многое зависит от современной аппаратуры, оборудования. Наука финансируется в большой степени грантами. Понятно, что, например, НИИ проще получить грант, чем учебному учреждению. Но мы будем объединять все усилия в этом направлении.

Тем более что потратить грантовую поддержку найдётся на что. Медицина - специфическая наука: громкие открытия случаются в ней редко. А вот изобретений, улучшающих методики лечения и диагностики, в нашем университете много. Это так называемые отраслевые разработки, и знают о них только вовлечённые люди. Но менее ценными они от этого не становятся.

Планы на жизнь у профессоров Баженова и Давыдова не меняются: передавать опыт молодой научной смене, вкладывать многие мудрости в светлые головы студентов, выбивать родному вузу гранты. Привыкшие к постоянной работе, научным изысканиям, ответственности, нервному и умственному напряжению учёные удаляться на покой не намерены: другой жизни они не знают и не хотят.

ВИКТОРИЯ ТУШКОВА

ИСТОЧНИК KP.RU

 

22.11.2016 г.
Логотип Универовиденья

Студентка Тверского государственного медицинского университета на Универвидении – главном музыкальном событии этой осени!

21 ноября в Сыктывкаре стартовал Всероссийский музыкальный проект «Универвидение - 2016». В столицу Республики Коми съехались самые талантливые студенты из разных уголков страны. В течение пяти дней в честной борьбе им предстоит выяснить, чьи вокальные данные являются лучшими в этом сезоне. 

16.05.2016 г.

РЕНОМЕ Здание вуза.jpg

Автор фото: Веселов Сергей Владимирович, доцент каф. фармакологии ТГМУ

ЗДЕСЬ СТЕНЫ ДЫШАТ ИСТОРИЕЙ

ИСТОРИЯ ЗДАНИЯ ТВЕРСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО МЕДИЦИНСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

С 1954 года в уютных стенах исторического здания, располагающегося по адресу: улица Советская, дом 4, обосновался вновь созданный Калининский медицинский университет, переехавший с просторов Невского проспекта в Ленинграде на живописные берега реки Волги в Калинин. С этого времени началась новая жизнь легендарного здания в самом центре Твери, являющегося уникальным архитектурным и историческим памятником. Отнюдь не новая жизнь, а интересное, богатое событиями и славными именами продолжение выдающейся истории Верхневолжской земли.

31.07.2015 г.
  • Об известном тверском нейрохирурге – "Новый успех Тверского Камерунца"
  • Памяти профессора А.К. Зиньковского – "Обреченный на успех"
Nomer56.jpg
15.12.2014 г.

УЧИТЬ И ЛЕЧИТЬ КАК ПРИЗВАНИЕ

Тверская государственная медицинская академия отметила 60-летие

11 декабря в актовом зале Тверской государственной медицинской академии прошли торжества по поводу юбилея прославленного вуза. Ровно 60 лет назад, в 1954 году, знаменитый Ленинградский стоматологический институт, являющийся одним из самых престижных образовательных медицинских учреждений СССР, переехал из сердца северной столицы - Невского проспекта – на живописные берега Верхневолжской земли и стал называться Калининским государственным медицинским институтом, получившим в последствии статус академии. С тех самых пор начался новый период в жизни вуза, существенно изменивший и обогативший историю губернской медицины.

09.12.2014 г.

Публикации в Медицинской Газете №91 от 5.12.2014

Интервью с Михаилом Николаевичем Калинкиным - Уважать прошлое и думать о будущем

О женщине-легенде ТГМА Галине Васильевне Хомулло - Наука жизни доктора Хомулло
25.11.2014 г.
В декабре 2014 года Тверская государственная медицинская академия отмечает знаменательную дату. Ровно 60 лет назад, в 1954 году, знаменитый Ленинградский стоматологический институт, корпуса которого располагались на легендарном Невском проспекте, переехал на просторные берега Верхневолжской земли и был преобразован в Калининский мединститут.

Богатейшие научные традиции питерского периода и сегодня свято хранят в стенах академии ученые-последователи, при этом основной задачей руководство ТГМА считает для себя возможность оставаться востребованным, прогрессивным и перспективным вузом современности.

Сегодняшнее интервью – откровенный разговор с ректором Тверской ГМА, известным ученым-патофизиологом, доктором медицинских наук, профессором Михаилом КАЛИНКИНЫМ об истории, настоящем и будущем прославленного вуза.
almamater1.jpg


1 - 10 из 11
Страницы:




Фотогалерея
Погода
© Официальный сайт ТГМУ — Тверской государственный медицинский университет — TSMU Official Website 2005 — 2019
При использовании материалов сайта активная гиперссылка обязательна.
Политика конфиденциальности